Category: наука

(no subject)

ПОРОСЯТА, ЛЕТЯЩИЕ В ПРУД



Когда вдохновение отказывается выдавать новые образы, а фантазия взяла выходной, бывает нелегко. Руки хотят рисовать, внутренний художник требует работы, а мозг молчит и по сто первому разу гоняет вас от натюрморта до девушки с крыльями. А хочется таинственного, красивого,.. необычного хочется!

Из этой западни можно вырваться, используя несколько схем построения загадочных картин. На самом деле все то загадочное, что мы видим в современном искусстве, имеет четкую структуру, которую можно включить и в собственный круг смысловых приемов. Непонятно, да? Попробуем разобраться на примерах. Собственно, примеров - масса, и я лишь выделю самые распространенные схемы, но не нужно забывать, что их можно как угодно смешивать, переосмыслять, взаимозаменять и так далее.

Collapse )
promo anni_manninen march 31, 2011 18:54 52
Buy for 100 tokens
ОХ УЖ ЭТИ ДЕВОЧКИ!, или рисунок от начала до конца Никакой идеи в голове не было. Я просто нарисовала одну девочку, потом еще одну, а потом поняла, что это будет маленькая, но все-таки история. О чем? Узнаем в самом конце. Итак, сначала я делаю основной рисунок. Работаю мягким карандашом на…

Сатирическая сказка-быль

БЕРЕГИТЕ ЧИТАТЕЛЬГРАДЦЕВ,
или
как один романист чуть целый город не погубил



В долине текла река, а по обеим её сторонам высились два больших, густонаселенных города - город писателей и город читателей. Понятно и нет нужды пояснять, что в городе писателей все жители писали книги - сказки, стихи, повести и большие романы, научные труды и просто анекдоты.
А город читателей был знаменит тем, что каждый его житель больше всего на свете любил читать и слушать - сказки, стихи, повести и большие романы, научные труды и просто анекдоты. Поэтому два города жили душа в душу. У каждого писательбуржца был свой читательградец. Ах, да! Города назывались просто и совсем немудрено - Писательбург и Читательград.

Обмен книгами и впечатлениями о прочитанном осуществлялся у них легко - жители Писательбурга и Читательграда собирались каждый у своей стороны реки и начинался дикий галдеж. Писательбуржцы громко зачитывали свои повести, сказки, рассказы и научные труды, читательградцы так же громко выкрикивали свое мнение о трудах писательградцев.
От этого шума многие повести и рассказы путались между собой, а у писательбуржцев и читательградцев потом долго болели головы, уши и губы. Попробуй-ка, покричи через реку часок!

Очень тяжело им приходилось, конечно. Но любовь к литературе у всех была велика, поэтому отменить столь шумное общение двух городов было совершенно невозможно. Как-то мэр Писательбурга и мэр Читательграда встретились у реки под покровом ночи и попробовали договорится о прекращении публичных чтений и слушаний, но дело это вышло у них так громко, что все жители обоих городов прекрасно услышали коварные речи мэров и на следующее утро единоглассно переизбрали мэров.

Но один писательбуржец в переизбрании мэров не участвовал. Он сидел дома и писал роман. Соседи, сплошь увлеченные писание сказок и научных трудов, за своими делами совсем позабыли про этого чудака. К тому же он уже целый год не ходил к реке, и никто поэтому не слыхал его романа и даже не знал о нем.
И хотя в Писательбурге выходила еженедельная газета "Писательбуржские сводки для Читательградцев", где каждый писательбуржец публиковал отрывки из собственных творений, этот чудак и в газету свой роман не давал.
В то ясное субботнее утро, когда мэров с позором переизбрали, и они горестно засели по домам, этот чудак поставил точку под своим бессмертным трудом. Роман был закончен. На него ушло триста шестьдесят пять дней и еще неделя. Но он обещал быть великим. Самым великим творением, какое только могло появиться в Писательбурге. И его автор уже предвкушал, как читательградцы осыпят его розами и лавровыми венками.

Collapse )